Интервью

10:50 | 8 ноября 2017 г.

ИНТЕРВЬЮ С ЗАМЕСТИТЕЛЕМ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СЛЕДСТВЕННОГО КОМИТЕТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ – РУКОВОДИТЕЛЕМ ГЛАВНОГО ВОЕННОГО СЛЕДСТВЕННОГО УПРАВЛЕНИЯ ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКОМ ЮСТИЦИИ А. С. СОРОЧКИНЫМ

В сентябре 2017 г. исполнилось 10 лет с момента образования военных следственных органов Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, который в 2011 г. преобразован в Следственный комитет Российской Федерации. В связи с данной годовщиной представитель журнала «Вестник военного права» Военного университета Министерства обороны Российской Федерации встретился с заместителем Председателя Следственного комитета Российской Федерации – руководителем Главного военного следственного управления генерал-полковником юстиции Александром Сергеевичем Сорочкиным и попросил его рассказать о том, что в настоящее время представляют собой военные следственные органы Следственного комитета Российской Федерации (далее – Следственный комитет), какова их структура, задачи, которые они призваны решать, когда зародилась идея создания Следственного комитета в нашей стране и каковы перспективные направления развития его военных следственных органов.



2-sorockin-2.jpg

– Александр Сергеевич, что в настоящее время представляют собой военные следственные органы Следственного комитета? 

– Структура включает в себя Главное военное следственное управление и военные следственные управления окружного звена: военные следственные управления Следственного комитета по Западному, Центральному, Восточному и Южному военным округам (дислоцированные в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Хабаровске и Ростове-на-Дону соответственно), военные следственные управления Следственного комитета по Балтийскому, Северному, Тихоокеанскому и Черноморскому флотам (расположенные 
в Калининграде, Североморске, Владивостоке и Севастополе соответственно), военные следственные управления Следственного комитета по Ракетным войскам стратегического назначения (поселок Власиха Московской области) и по г. Москве.

В подчинении 10 управлений окружного звена находятся 142 военных следственных отдела гарнизонного звена, 5 из которых располагаются за пределами Российской Федерации.

В соответствии с Федеральным законом от 4 июня 2014 г. № 145-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам военной службы в органах военной прокуратуры и военных следственных органах Следственного комитета Российской Федерации» с 1 января 2017 г. военные следователи проходят военную службу в военных следственных органах Следственного комитета. 

В ходе реализации названного Федерального закона были подготовлены проекты указов Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации, правовых актов Следственного комитета, совместных приказов Следственного комитета и Министерства обороны Российской Федерации, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, а также Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации. 

Проведена большая работа по определению объема бюджетных ассигнований, подлежащих передаче с 1 января 2017 г. от указанных ведомств Следственному комитету. Выполнены расчеты по 28 направлениям расходов, что позволило определить объем годовой финансовой потребности военных следственных органов, ставшей в последующем основой сводной бюджетной сметы военных следственных органов на 2017 г.

Реализация указанных мероприятий позволила с 1 января 2017 г. надлежащим образом организовать прохождение военной службы в военных следственных органах Следственного комитета, обеспечить их всеми положенными видами довольствия и наладить бесперебойное функционирование в новых условиях.

Согласно Указу Президента Российской Федерации от 22 декабря 2016 г. № 703 штатная численность военных следственных органов определена в количестве 2 466 единиц, в том числе 2 032 военнослужащих. 

– Кто осуществляет общее руководство деятельностью военных следственных органов Следственного комитета? 

– Общее руководство осуществляет Председатель Следственного комитета Российской Федерации генерал юстиции А. И. Бастрыкин.

Согласно Положению о Следственном комитете Российской Федерации, утвержденному Указом Президента Российской Федерации от 14 января 2011 г. № 38, в состав центрального аппарата Следственного комитета входит Главное военное следственное управление. 

В соответствии с Положением о Главном военном следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации, утвержденным приказом Председателя Следственного комитета Российской Федерации, руководство системой военных следственных органов Следственного комитета осуществляется Главным военным следственным управлением, которое возглавляет заместитель Председателя Следственного комитета Российской Федерации – руководитель Главного военного следственного управления. Ему подчиняются первый заместитель и два заместителя, курирующие соответствующие направления деятельности. 

В структуру Главного военного следственного управления входят четыре управления: следственное, процессуального контроля и криминалистики, организационно-аналитическое и обеспечения деятельности, а также самостоятельные отделы. 

В настоящее время штатная численность центрального аппарата составляет 230 единиц (181 должность военнослужащего и 49 должностей гражданского персонала). 

– Какой ВУЗ является кузницей кадров для военных следственных органов Следственного комитета?

– На протяжении многих лет федеральное государственное казенное военное образовательное учреждение высшего образования «Военный университет» Министерства обороны Российской Федерации (далее – Военный университет, университет) остается базовым ВУЗом для пополнения кадрового состава военных следственных органов Следственного комитета. 

Только с 2008 по 2017 гг. на первичные воинские должности следователей военных следственных органов Следственного комитета назначены 435 выпускников университета.

Каждый год Военный университет осуществляет набор курсантов для обучения по военной специальности «Следственная работа». 

За время учебы курсанты не только изучают требования российского законодательства, регламентирующего права и обязанности военнослужащих, порядок прохождения ими военной службы, но и на практике знакомятся с ее спецификой, особенностями взаимоотношений в воинском коллективе, овладевают современными методами фиксации следов преступления, осваивают методики получения и оценки собранных доказательств, планирования и проведения отдельных следственных действий, изучают требования, предъявляемые к составлению процессуальных документов. Полученные знания и навыки курсанты закрепляют во время многочисленных стажировок. 

molcanovmisukov.jpg

Со стороны может показаться, что военные следственные органы Следственного комитета не причастны ко всему этому. В действительности все обстоит с точностью до наоборот. Уже на этапе поступления в Военный университет сотрудниками Главного военного следственного управления Следственного комитета проводится работа по изучению морально-деловых качеств абитуриентов. Мы интересуемся успеваемостью и состоянием воинской дисциплины курсантов, участвуем в разработке квалификационных требований к военно-профессиональной подготовке выпускников, в корректировке учебных курсов, программ и планов, проведении промежуточных и итоговых аттестаций, организации стажировок.

2017 год принес большие изменения во взаимодействие Следственного комитета и Военного университета. В соответствии со ст. 41 Федерального закона от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» с 1 января 2017 г. Минобороны России осуществляет подготовку (обучение) кадров для военных следственных органов Следственного комитета с осуществлением взаимных расчетов в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. 

Указанные изменения не нарушили сложившейся традиции. В июне 2017 г. направление для дальнейшего прохождения военной службы в рядах военных следственных органов Следственного комитета получил 41 выпускник Военного университета.

– Менее чем через год после создания военных следственных органов Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации вооруженные силы Грузии напали на российских миротворцев, дислоцированных в зоне грузино-осетинского конфликта. Военные следователи с честью прошли эту проверку на прочность и верность своему долгу. Спустя 9 лет Вы могли бы рассказать о событиях тех дней?

– В ночь на 8 августа 2008 г., когда весь мир следил за открытием летних Олимпийских игр в Пекине, Грузия решила военным путем вернуть под свой контроль отделившуюся от нее в начале 90-х гг. прошлого века Южную Осетию, в связи с чем в 5 часов утра в районе населенного пункта Земо-Никози началось формирование колонны бронетехники вооруженных сил Грузии, состоявшей из пехоты, танков, бронемашин и джипов, на которые были установлены пулеметы и автоматические станковые гранатометы.

Эта колонна двинулась в направлении юго-западной части г. Цхинвал и в 6 часов 35 минут начала массированный обстрел российского миротворческого батальона из стрелкового оружия, минометов, артиллерийских и танковых орудий, продолжавшийся, в том числе и в ночное время, с небольшими перерывами до вечера 9 августа.

При этом установлено, что танки вооруженных сил Грузии вели огонь с расстояния, исключающего возможность их поражения со стороны военнослужащих российского миротворческого батальона, который в соответствии с международными соглашениями не имел тяжелого вооружения, о чем заведомо было известно представителям грузинского командования.

Особого внимания заслуживают установленные следствием факты умышленного ведения интенсивного прицельного огня по медицинскому пункту войсковой части и медицинским автомобилям батальона, снабженным символикой Красного Креста и миротворческих сил, находящимся под особой международно-правовой защитой.

osmotrtanka-32.jpg

В результате нападения грузинских воинских формирований и регулярных войск на расположение российского миротворческого батальона десятки военнослужащих были убиты, сотни получили ранения различной степени тяжести, а также полностью разрушена инфраструктура миротворческого батальона и практически выведена из строя вся принадлежавшая ему военная техника, частично повреждены здания Объединенного штаба, выведен из строя узел связи.

По факту убийства российских миротворцев возбуждено уголовное делопо признакам преступления, предусмотренного пп. «а», «б», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ,сформирована следственная группа. В ее состав вошли 99 офицеров военных следственных органов Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации, которые работали непосредственно на территории Южной Осетии.

Криминалистическое сопровождение обеспечивалось передвижными криминалистическими лабораториями на базе автомобилей УАЗ-3909, прибывшими вместе с водителями из военных следственных отделов гарнизонного звена СКВО, РВСН и МВО.

С передовыми воинскими частями 19-й мотострелковой дивизии Северо-Кавказского военного округа, которая выдвинулась на помощь российским миротворцам, на территорию Республики Южная Осетия вошли и первые сотрудники военных следственных органов. Военная колонна, в составе которой они двигались, в районе населенного пункта Джава попала под обстрел со стороны вооруженных формирований Грузии. В последующем именно в районе данного населенного пункта, а также г. Цхинвал и с. Хетагурово Республики Южная Осетия им пришлось в сложных условиях боевой обстановки осуществлять сбор и фиксацию следов преступлений, совершенных грузинскими военнослужащими.

Общее руководство следственными действиями по сбору и документированию доказательств грузинской вооруженной агрессии осуществлял заместитель руководителя военного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации полковник юстиции Д. В. Шальков.

Уже на начальном этапе расследования стало очевидно, что действия высшего политического и военного руководства Грузии, а также военнослужащих грузинской армии были направлены на умышленное уничтожение этнической группы осетин, проживающих на территории Южной Осетии.

В этих целях в период с 8 по 10 августа 2008 г. массовому артиллерийскому обстрелу были подвергнуты г. Цхинвал, села Хетагурово, Дменис, Тбет, Знаур, Ленингор и другие населенные пункты.

В результате перечисленных действий были убиты 162 мирных жителя Республики Южная Осетия, 255 причинен вред здоровью различной степени тяжести, разрушены и сожжены 2 139 жилых строений, полностью либо частично уничтожены объекты коммунального хозяйства и жизнеобеспечения, больницы, детские и общеобразовательные учреждения. Более 16 тысяч жителей вынужденно покинули постоянные места своего проживания.

По факту убийства мирных граждан следственное управление Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Республике Северная Осетия – Алания возбудило уголовное дело.

Первый заместитель Генерального прокурора Российской Федерации – Председатель Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации А. И. Бастрыкин лично прибыл на территорию Республики Южная Осетия, чтобы на месте координировать работу следственных групп.

В течение короткого времени были выявлены и задокументированы факты многочисленных нарушений норм международного гуманитарного права и общепризнанных прав и свобод человека и гражданина со стороны грузинских военных в отношении мирного населения Южной Осетии и российских миротворцев. Собраны доказательства умышленных убийств и похищения мирного населения, применения неоправданного насилия в отношении военнопленных и незаконно задержанных гражданских лиц, использования тяжелого наступательного вооружения неизбирательного действия и запрещенных международными конвенциями кассетных боеприпасов против гражданского населения.

p10207991.jpg

Осмотрены многочисленные места совершения преступлений, допрошены сотни мирных граждан. 270 военнослужащих российского миротворческого контингента, получивших ранения различной степени тяжести, признаны потерпевшими, проведены осмотры 67 тел погибших военнослужащих, по результатам составлены соответствующие процессуальные документы, назначены многочисленные различные экспертизы. 

В общей сложности по итогам работы следователей на территории Южной Осетии вещественными доказательствами были признаны свыше 3 000 предметов и документов. Назначены и проведены около 900 судебно-медицинских, почерковедческих, взрывотехнических и иных судебных экспертиз. Допрошены свыше 1 500 свидетелей. В качестве потерпевших признаны более 6 000 человек (в том числе 270 российских миротворцев).

Объем уголовного дела составил более 500 томов.

В настоящее время в г. Цхинвале дислоцируется и выполняет возложенные на него функции 528-й военный следственный отдел, подчиненный военному следственному управлению Следственного комитета Российской Федерации по Южному военному округу.

– В последние годы корабли Военно-Морского Флота Российской Федерации постоянно несут боевую службу в Средиземном море, Аденском заливе Индийского океана, у берегов Сирийской Арабской Республики. Участвуют ли в этих походах военные следователи?

– Безусловно. Приведу несколько примеров. 5 мая 2010 г. танкер «Московский университет» следовал в Китай с грузом сырой нефти (86 тыс. тонн). Судно шло под флагом Либерии, однако собственником его являлась российская компания ОАО «Новошип» (г. Новороссийск). На расстоянии около 350 морских миль восточнее Аденского залива Индийского океана к нему приблизились три малоразмерные быстроходные лодки. Угрожая применением оружия, вооруженные люди поднялись на борт танкера. 

Не имея возможности противостоять захвату судна, экипаж в составе 23 человек (все – граждане России) укрылся в одном из отсеков. Пираты, не обладая навыками управления кораблем такого типа, повредили судовое оборудование и заняли выжидательную позицию. 

Военным следователем, находившимся на бору большого противолодочного корабля (далее – БПК) «Маршал Шапошников», патрулировавшего этот участок Индийского океана, по данному факту составлен рапорт об обнаружении в действиях нападавших признаков преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 227 УК РФ (пиратство организованной группой).

На следующий день морские пехотинцы Тихоокеанского флота, размещенные на борту БПК «Маршал Шапошников», провели успешную операцию, в ходе которой захватили 10 пиратов, 1 из которых был ранен, 1 пират при оказании сопротивления во время штурма убит. Экипаж танкера и военнослужащие не пострадали.

По окончании активной фазы операции по освобождению заложников военный следователь произвел осмотр места происшествия, а также выполнил другие неотложные следственные и процессуальные действия. С места происшествия изъяты 7 автоматов Калашникова без номеров, 
1 гранатомет РПГ-7 без номера, 7,62-мм патроны в магазинах и россыпью.

plennye-piraty-5-28042009-g.jpg

В дальнейшем российские военные моряки неоднократно сталкивались с морскими пиратами. Иногда такие встречи приводили к неожиданным результатам. Так, во время досмотра одного из пиратских судов были обнаружены и освобождены из плена несколько десятков граждан Пакистана и Иордании. В соответствии с нормами международного права при первой возможности все они были переданы местным властям.

Военные следователи также принимают активное участие в расследовании аварий военной техники, которые происходят не только в пунктах временного базирования кораблей, но и в открытом море. 

27 апреля в международных водах произошло столкновениесухогруза «YOUZARSIF.H» с кораблем Черноморского флота «Лиман», в результате которого последний затонул в 40 километрах северо-западнее входа в пролив Босфор. Через несколько дней к месту затопления для участия в операции по поиску и поднятию военного оборудования прибыли спасательное судно «Эпрон» и килекторное судно КИЛ-158. На борту последнего находились двое военных следователей, которые произвели осмотр места происшествия, а также выполнили другие неотложные следственные и процессуальные действия.

Во время боевых походов офицеры военных следственных органов проводят большую работу по профилактике правонарушений среди личного состава боевых кораблей. Это особенно важно, если учитывать повышенное морально-психологическое напряжение, которое моряки испытывают во время длительного несения боевой службы в море. 

Несмотря на накапливающуюся в моряках за время дальних походов усталость и напряженность командованию кораблей, а также благодаря усилиямофицеров военных следственных органовудается удержать воинскую дисциплину в экипаже на должном уровне. Об этом красноречиво свидетельствует незначительное количество уголовных дел, возбуждаемых в период выполнения кораблями задач боевой службы в море.

Всего же за 10 лет существования Следственного комитета в 42 дальних походах кораблей Военно-Морского Флота приняли участие 39 офицеров военных следственных органов (3 офицера дважды), которые провели в море в общей сложности 5 457 суток (по состоянию на 1 июня 2017 г.), т. е. 15 лет!

– Как выглядит общая картина правонарушений в силовых структурах России?

– В первом полугодии 2017 г. в военные следственные органы Следственного комитета поступило свыше 16,7 тыс. сообщений  о преступлениях, зарегистрировано более 5 тыс. преступлений.

Проведенный анализ показал, что в целом по стране по сравнению с аналогичным периодом 2016 г. криминогенная ситуация в силовых ведомствах улучшилась.

Лидерами по снижению уровня преступности стали части и организации МЧС России, где этот показатель сократился на 49 %, ФСБ РОССИИ? – на 29,6 % и ФСО РОССИИ? – на 29 %. На 8,9 % меньше зарегистрировано преступлений в войсках национальной гвардии Российской Федерации, на 5,1 % – в Вооруженных Силах Российской Федерации. 

В то же время почти в 2,5 раза увеличилось число преступлений, совершенных в подразделениях Спецстроя России (в настоящее время упразднено). 

– Каков уровень коррупции?

– Изменился не в лучшую сторону. Если, к примеру, по итогам 2014 г. мы констатировали снижение общего количества зарегистрированных преступлений коррупционной направленности, то в 2015 – 2016 гг. их число увеличилось. 

Так, если в 2014 г. коррупционным было практически каждое шестое зарегистрированное преступление, то в 2015 – 2016 гг. этот показатель составил практически каждое пятое и четвертое учтенное преступление соответственно.

– Назовите, пожалуйста, доминирующие виды противоправных деяний?

– В первом полугодии 2017 г. больше всего учтено преступлений против собственности – 1 425,к их числу относятся мошенничество, кража, присвоение или растрата, грабежи, вымогательство и разбой.

Второе место занимают преступления против военной службы – 1 280. Это, прежде всего, нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, порядка пребывания на военной службе, несения специальных видов военной службы, а также сбережения военного имущества.

Следующими в этом списке стоят преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления – 1 195, которые включают в себя превышение должностных полномочий или злоупотребление ими, служебный подлог, халатность, получение или дачу взятки.

– Произошло ли снижение уровня преступности среди офицеров за последние годы?

– С 2011 по 2016 гг. произошло незначительное снижение объема преступлений, учтенных за офицерским корпусом (–8,8 %), а также количества лиц, совершивших противоправные деяния (–6,8 %).

– Какие противоправные действия чаще всего совершают рядовые и сержанты, проходящие военную службу по контракту?

– За данной категорией военнослужащих в 2016 г. учтено практически каждое третье преступление. 

Чаще всего солдаты и сержанты совершали самовольное оставление части или места службы, незаконные приобретение, хранение, перевозку или изготовление наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также кражу или мошенничество. В то же время они практически не совершают такие виды преступлений, как доведение до самоубийства, незаконное изготовление оружия, хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, злоупотребление должностными полномочиями, халатность и получение взятки.

– Можно ли сказать, что «контрактники» более дисциплинированные, нежели «срочники»?

– К сожалению, нет. В 2016 г. за рядовыми и сержантами, проходившими военную службу по контракту, зарегистрировано в 3,3 раза больше преступлений, чем за военнослужащими, проходившими военную службу по призыву.

– Как Вы оцениваете угрозу распространения наркомании среди военнослужащих и эффективность мер по пресечению незаконного оборота наркотиков?

– По сравнению с 2015 г. в 2016 г. общее количество преступлений, связанных с незаконными изготовлением, приобретением, хранением, перевозкой, пересылкой либо сбытом наркотических средств или психотропных веществ, зарегистрированных военными следственными органами, сократилось на 39 %. Аналогичная тенденция сохранилась и в первом полугодии 2017 г. 

Отчасти этому способствует четкое взаимодействие, налаженное нашими сотрудниками с другими правоохранительными органами, в компетенцию которых входит борьба с распространением наркомании.

Например, по каждому находящемуся у нас в производстве уголовному делу для пресечения установленных каналов сбыта наркотических средств или психотропных веществ соответствующая информация направляется в органы внутренних дел, благодаря чему повторных случаев использования тех же каналов не зафиксировано.

При этом мы отдаем себе отчет в том, что наркодилеры не стоят на месте и будут искать все новые и новые каналы доставки и сбыта своего смертоносного товара, порой весьма неожиданные. Так, в сентябре 2015 г. военным следственным управлением Следственного комитета по г. Москве в отношении майора Дмитрия Гуменецкого, известного по съемкам в сериале «Бригада», возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 2281УК РФ.

В ходе досмотра транспортного средства и гаража Гуменецкого сотрудники правоохранительных органов обнаружили и изъяли в общей сложности 274 килограмма курительной смеси «спайс» в концентрированном виде. Решением суда Гуменецкому назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы.

– По каким направлениям военное следствие сотрудничает с органами военной полиции? Приведите, пожалуйста, примеры совместной работы.

– На органы военной полиции возложены полномочия органа дознания, а также обязанности по доставке и конвоированию лиц, находящихся под стражей в период проведения следствия по уголовным делам, находящимся в производстве военных следственных органов, дарственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» и «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства», а также по охране зданий и помещений военных следственных органов.

Кроме того, сотрудники военной полиции проводят большую работу по розыску и задержанию лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, в том числе военнослужащих, уклонившихся от прохождения военной службы. Вот лишь некоторые примеры такого взаимодействия. 

В 1996 г. возбуждено уголовное дело в отношении рядового Николая Никифорова, проходившего военную службу по призыву, в связи с самовольным оставлением части. Несмотря на отсутствие в территориальном органе внутренних дел, которому был поручен розыск указанного военнослужащего, сведений о его местонахождении, офицерам военной полиции удалось установить, что в результате развившейся у подозреваемого болезни летом 2005 г. он умер в ожоговом отделении медицинского центра. На основании полученных доказательств уголовное дело в отношении разыскиваемого лица с согласия его родственников было прекращено.

Или другой пример. В течение суток после поступления поручения следователя офицерами военной полиции Иркутского гарнизона в 100 километрах от Иркутска обнаружен и доставлен в военный следственный отдел старший прапорщик Евгений Кананэу, совершивший самовольное оставление войсковой части. 

– Видеосвидетельства незаконных действий, в том числе совершенных военнослужащими, все чаще можно найти в Интернете. Отслеживаются ли подобные сюжеты?

– В соответствии с организационно-распорядительными документами Следственного комитета у нас есть сотрудники, в обязанности которых входит постоянное проведение мониторинга средств массовой информации и Интернета, в том числе на предмет выявления сообщений о преступлениях, отнесенных к подследственности военных следственных органов. За последние 6 лет на основании выявленной таким образом информации возбуждены 11 уголовных дел, а также вынесены 36 постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела.

– Какие изменения произошли в структуре военных следственных органов с момента их образования? 

– Пожалуй, самое значительное изменение в нашей структуре за эти 10 лет произошло после того, как Крым воссоединился с Россией, и нам оперативно удалось создать на его территории военные следственные органы. 

Вторым, но не менее значимым, стало изменение с 1 января 2017 г. порядка функционирования российской военной юстиции. Внешне ничего не изменилось: прокурорский надзор осуществляют военные прокуроры, предварительное следствие – военные следователи. 

Однако на самом деле изменения произошли значительные. Ранее должности военных следователей, замещаемые сотрудниками Следственного комитета, содержались за счет численности Минобороны России, внутренних войск МВД, МЧС и ФСБ России, которые обеспечивали нас всем необходимым: от помещений, автотранспорта, связи и криминалистической техники до денежного довольствия. С 1 января текущего года военные следователи проходят военную службу в военных следственных органах и находятся на полном обеспечении Следственного комитета.

– Расскажите об изменениях, которые произошли в криминалистике за последние 10 лет.

– После образования в сентябре 2007 г. Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации подавляющее большинство прокуроров-криминалистов перешли на работу в новый следственный орган, благодаря чему криминалистическая служба Следственного комитета безболезненно восприняла эти перемены и с первых дней активно включилась в работу. Особенно ярко это проявилось в августе 2008 г. во время вооруженного конфликта на территории Республики Южная Осетия.

С этого момента стала формироваться иная концепция криминалистического обеспечения раскрытия и расследования преступлений. Получили стремительное развитие такие востребованные практикой направления деятельности, как цифровая криминалистика для исследования средств мобильной связи и анализа соединений абонентских устройств связи, созданы ДНК-лаборатории, оснащенные самым современным оборудованием.

В 2017 г. началось масштабное оснащение следователей военных следственных органов самой современной высокотехнологичной криминалистической и специальной техникой, что положительно сказывается на результатах расследования преступлений. Показательным, например, является тот факт, что в последние годы в военных следственных органах нет нераскрытых убийств. Более того, по целому ряду уголовных дел о преступлениях прошлых лет, в том числе об убийствах, также установлены лица, их совершившие.

– Приходилось ли военным следователям делиться опытом с представителями других государств?

– В соответствии с Федеральным законом от 28 декабря 2010 г. № 403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации» одной из основных задач Следственного комитета является осуществление в пределах своих полномочий международного сотрудничества в сфере уголовного судопроизводства.

Реализуя данные полномочия, сотрудники Главного военного следственного управления Следственного комитета уделяют внимание развитию и укреплению двусторонних контактов. Например, в мае 2014 г. делегация во главе с первым заместителем руководителя Главного военного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации генерал-лейтенантом юстиции С. С. Федотовым посетила Республику Казахстан с рабочим визитом. 

Представители российской стороны ознакомились с деятельностью военно-следственных органов Следственного департамента МВД Республики Казахстан, изучили практику расследования авиационных катастроф, а также происшествий, связанных с взрывом боеприпасов, обсудили особенности расследования преступлений коррупционной направленности, в том числе в сфере государственного оборонного заказа.

По результатам встречи заместитель министра внутренних дел Республики Казахстан генерал-майор финансовой полиции Е. А. Кененбаев дал поручения Следственному департаменту МВД Республики Казахстан проработать возможность обучения казахстанских курсантов в Военном университете Министерства обороны Российской Федерации, взять на вооружение имеющиеся в военных следственных органах Следственного комитета Российской Федерации передовые методики расследования преступлений, актуальных для Вооруженных Сил Республики Казахстан.

В мае 2015 г. состоялся ответный визит. Казахстанскую делегацию возглавлял заместитель начальника Следственного департамента МВД Республики Казахстан полковник полиции Б. М. Кожамбердиев.

Весной 2017 г. Главное военное следственное управление Следственного комитета посетила белорусская делегация под руководством начальника управления по расследованию преступлений против порядка исполнения воинской обязанности главного следственного управления Следственного комитета Республики Беларусь полковника юстиции В. В. Грица.

belorusy.jpg

Большой интерес у гостей вызвала сформировавшаяся в российских военных следственных органах практика расследования нарушений правил полетов или подготовки к ним, взаимодействия следственных органов и органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по выявлению в ходе расследования преступлений коррупционной направленности индивидуальных сейфовых хранилищ (банковских ячеек), а также изъятию их содержимого.

Участников казахстанской и белорусской делегаций познакомили с криминалистической техникой, используемой военными следственными органами Следственного комитета, методикой ее применения. 

Помимо работы с иностранными делегациями, сотрудники Главного военного следственного управления Следственного комитета принимают активное участие и в проработке межгосударственных соглашений. Например, между Российской Федерацией и Киргизской Республикой, а также Республикой Таджикистан о статусе и условиях пребывания на их территориях российских военных баз.

Через Министерство иностранных дел Российской Федерации инициировано проведение большой работы, результатом которой стало включение Следственного комитета в перечень компетентных органов, осуществляющих уголовное преследование согласно установленной международными договорами юрисдикции Российской Федерации в местах дислокации российских военных баз на территориях иностранных государств.

В 2017 г. с участием сотрудников Главного военного следственного управления Следственного комитета подписаны протокол к Соглашению между Российской Федерацией и Сирийской Арабской Республикой о размещении авиационной группы Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Сирийской Арабской Республики от 26 августа 2015 г. и Соглашение между Российской Федерацией и Сирийской Арабской Республикой о расширении территории пункта материально-технического обеспечения Военно-Морского Флота Российской Федерации в районе порта Тартус и заходах военных кораблей Российской Федерации в территориальное море, внутренние воды и порты Сирийской Арабской Республики. 

В настоящее время офицеры Главного военного следственного управления Следственного комитета принимают участие в работе над проектом соглашения по вопросам юрисдикции и оказания правовой помощи по делам, связанным с временным пребыванием формирований сил и средств системы коллективной безопасности на территориях государств – членов Организации Договора о коллективной безопасности.

На постоянной основе проводится большая работа по оказанию взаимной правовой помощи по уголовным делам. Начиная с 2007 г. в военные следственные органы из компетентных органов иностранных государств поступили свыше 50 поручений об оказании правовой помощи. В рамках их реализации допрошены свыше 60 человек, а также выполнен ряд других процессуальных и иных действий. За этот же период времени в компетентные органы иностранных государств направлены свыше 200 запросов об оказании правовой помощи по уголовным делам, находящимся в производстве военных следственных органов.

Фото: © Главное военное следственное управление, 2017

Комментарии (0)

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, авторизуйтесь.

Нет комментариев

Обратная связь