Научные статьи

21:44 | 22 марта 2018 г.

In English

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ВООРУЖЁННЫХ СИЛАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Рустам

доктор юридических наук, профессор, директор Центра исследования проблем безопасности РАН

Игорь

учёный секретарь Центра исследования проблем безопасности РАН

Статья посвящена актуальной проблематике обеспечения экономической безопасности, имеющей стратегическое значение для роста экономики государства, конкурентоспособности национальной экономики на международной арене, а также решения задач в сфере обороны и безопасности. Особое место в статье отведено функционированию военной экономики как особой отрасли экономической безопасности. Значительное внимание уделено решению вопросов контроля и надзора за реализацией процесса обеспечения экономической безопасности в Вооружённых Силах Российской Федерации.

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ

Экономика играет ведущую роль в жизни государства, является стержнем решения как социально-экономических, так и военно-политических задач. Поэтому решения задач по обеспечению экономического роста, повышения конкурентоспособности национальной экономики определены в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации в качестве одного из национальных интересов и стратегических национальных приоритетов, а обеспечение экономической безопасности – одной из важнейших государственных задач [7].

Экономическая безопасность является главной «несущей конструкцией» национальной безопасности [10]. Успешная модель экономического развития государства может быть построена и реализована только в том случае, если соблюдены все условия для её безопасного функционирования. Обеспечение экономической безопасности входит в состав важнейших функций государства, поскольку без достаточного экономического обеспечения не может идти речи о национальной безопасности вообще [14]. Состояние национальной безопасности Российской Федерации напрямую зависит от экономического потенциала государства.

Экономическая безопасность государства как сложное социально-экономическое явление, отражающее большую динамику постоянно меняющихся условий материального производства и воздействующих на него внешних и внутренних факторов, находя своё проявление в сферах влияния других видов национальной безопасности – военной, политической, экономической и т. д., – и тесно взаимодействуя с ними, объединяет в себе их влияние и воздействие. 

Одной из вероятных угроз экономической безопасности Российской Федерации является криминализация общества и хозяйственной деятельности, вызванная, в частности, сращиванием части чиновников государственных органов с организованной преступностью, что даёт возможность криминальным структурам проникать в различные властные структуры и оказывать влияние на принятие ими решений, а также способствует их доступу к управлению определённой частью производства и ослаблению системы государственного контроля. Следствием этого является расширение деятельности криминальных структур на внутреннем финансовом рынке, в сфере приватизации, экспортно-импортных операций и торговли [8].

Основными причинами, вызывающими возникновение указанных выше угроз, являются неустойчивость финансового положения предприятий, что обусловлено неблагоприятным инвестиционным климатом, сохранением инфляционных процессов и рядом других проблем, связанных с имеющей место финансовой дестабилизацией в экономике государства и в её отдельных отраслях.

Военная экономика представляет собой глобальную отрасль экономики, напрямую влияющую на уровень обеспечения обороноспособности. В условиях военного времени военная экономика занимает доминирующее место в деятельности государства и становится залогом его существования. 

Обеспечение обороноспособности страны требует постоянной модернизации технологий, оружия, техники, совершенствования обучения специалистов. Неизбежное усложнение компонентов обороноспособности нуждается в росте инвестиций. Однако военно-промышленная отрасль является только одним из сегментов военной экономики и составной частью всей военной организации государства.

В научной литературе военная организация государства определена как система вооружённых субъектов, а также военно-политических, военно-экономических, военно-научных и других структур государства, имеющих целью обеспечить военную мощь, обороноспособность, национальную безопасность страны на необходимом и достаточном уровне [12].

Содержание термина «военная организация государства» раскрыто в Военной доктрине Российской Федерации [6]. В названном документе под военной организацией государства понимается «совокупность органов государственного и военного управления, Вооружённых Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, создаваемых на военное время специальных формирований, составляющих её основу и осуществляющих свою деятельность военными методами, и оборонно-промышленный комплекс страны, совместная деятельность которых направлена на подготовку к вооружённой защите и вооружённую защиту Российской Федерации» [6].

Одним из основных элементов военной организации государства являются Вооружённые Силы Российской Федерации.

Имущество, находящееся в оперативном управлении в Вооружённых Силах Российской Федерации, военных частях и воинских формированиях, а также в органах военного управления, является необходимой материальной основой для выполнения военными организациями их задач и функций. От его сохранности, количественных и качественных параметров, а также от предотвращения потерь бюджетных ассигнований напрямую зависит обороноспособность и безопасность государства [11].

Защита экономической безопасности государства в военной и военно-промышленной сфере представляет собой сложную многоуровневую задачу, вектор которой должен соответствовать требованиям времени.

В последние годы, наряду с угрозами экономической безопасности России, указанными в Стратегии экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 года [8] (далее – Стратегия экономической безопасности), существенно обострились угрозы и вызовы, связанные с неконструктивной политикой отдельных государств, а также с ростом санкционных противостояний. Как никогда ранее «оголились» проблемы в экономике, в частности, связанные с импортозамещением. Замещение импорта товаров продукцией, произведённой внутри страны, повлекло за собой системные изменения хозяйственных связей, в том числе в военной и военно-промышленной сферах.

Система импортозамещения не является новацией в истории российского оборонно-промышленного и военно-промышленного комплексов. Подобный механизм, правда, в большей степени связанный с политикой дублирования производств, уже применялся СССР в послевоенное время. Дублирование производств на случай особого периода было обусловлено попыткой создать резервное производство. 

Например, в Кургане производились тягачи, дублирующие белорусские МАЗы, а Пермь и Запорожье выпускали двигатели для вертолётов Ми-8. 

Причём в качестве основной причины в тот период выступали, как это ни покажется странным, не политика, а расчёт и здравый смысл. После 1991 г. в России, несмотря на сокращение военного бюджета, продолжилась разработка новых систем вооружений. Хотя многие из них базировались на ещё советских разработках, в которых, естественно, предусматривалась союзная кооперация, руководство страны и Министерства обороны стремилось к созданию полностью российских изделий. К примеру, в баллистической ракете подводных лодок (БРПЛ) Р-39УТТХ «Барк», предназначенной для новых ракетных подводных крейсеров стратегического назначения проекта 955, использовались двигатели днепропетровского ПО «Южное». Испытания проходили неудачно, и в итоге проект был закрыт в пользу разработки новой системы Р-30 «Булава», которая оказалась намного более «импортонезависимой», вместе с родственной ей межконтинентальной баллистической ракетой (МБР) «Тополь-М».

Принятие мер по импортозамещению было признано целесообразным и в современный период. Так, Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 декабря 2013 г. № 1224 [2] установлены запрет и ограничения на закупки для нужд обороны и безопасности импортных товаров. Также была предусмотрена необходимость подтверждения отсутствия производства на территории России товаров по утверждённому названным Постановлением перечню. В 2015 г. Правительство Российской Федерации приняло решение об авансировании до 80 % программ по замещению военной продукции НАТО и Евросоюза. Несколько ранее, в 2014 г., появились детальные планы-графики мер замещения импортной военной продукции (для оборонно-промышленного комплекса их было 13).

При этом следует признать, что практика применения гражданского законодательства и законодательства в сфере регулирования военно-хозяйственных отношений не всегда успевает принять согласованную форму, создавая дополнительные угрозы экономической безопасности государства. Поэтому в настоящее время, как никогда ранее, повышается роль органов прокуратуры в осуществлении осуществлению надзора за исполнением законодательства. 

Надзор за исполнением законов на особо режимных предприятиях, в том числе на объектах военно-промышленного и оборонно-промышленного комплексов, осуществляют гражданские специализированные прокуратуры.

Надзор за соблюдением законодательства должностными лицами воинских частей, учреждений и организаций Министерства обороны Российской Федерации, Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству, Федеральной службы по оборонному заказу, Федеральной службы по техническому и экспортному контролю, Федеральной службы безопасности Российской Федерации, Федеральной службы охраны Российской Федерации, Службы внешней разведки Российской Федерации, Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий (за исключением федеральной противопожарной службы Государственной противопожарной службы), а также других федеральных органов исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная служба, осуществляют военные прокуроры [4].

Особое внимание в деятельности военной прокуратуры уделяется выявлению нарушений бюджетного законодательства, регулирующего вопросы расходования денежных средств, выделенных на национальную оборону. Это направление работы органов военной прокуратуры требует повышенного внимания.

Состояние Вооружённых Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, при котором обеспечивается защита военного имущества, сохранность материальных и денежных средств, их использование в соответствии с планами развития отрасли и предписаниями нормативных актов, предотвращение недостач, порчи и хищений военного имущества, своевременное пресечение и раскрытие преступлений имущественного характера, является детерминирующим фактором обеспечения экономической безопасности государства в военно-хозяйственной сфере. С этой позиции вполне обоснованным видится использование понятия «экономическая безопасность Вооружённых Сил».

Серьёзную угрозу экономической безопасности Вооружённых Сил Российской Федерации представляет криминализация и коррупция. 

Так, в 2016 г. по требованию военных прокуроров устранено почти 400 тыс. нарушений законов в силовых структурах, в том числе коррупционного характера, отменено свыше 14 тыс. незаконных правовых актов, восстановлены права и социальные гарантии более миллиона граждан. В государственную казну возвращено 4 млрд 200 млн руб., и почти на 2,5 млрд руб. такие потери в ведомствах предотвращены. В федеральную собственность возвращены более 100 объектов недвижимости стоимостью почти 2 млрд руб. По материалам военных прокуроров расследовано полторы тысячи уголовных дел по фактам коррупции [13].

В 2017 г. данная тенденция сохранялась. Как отметил Главный военный прокурор В.Г. Петров в интервью «Российской газете», в общем массиве противоправных деяний, выявленных военными прокурорами, коррупционные составляют более 20 %. Вместе с тем, он обратил внимание на то, что «Минобороны… все свои обязательства выполняет, поэтому, когда мы говорим о подобных преступлениях, то речь, прежде всего, идёт о подрядчиках и всех, кто крутится вокруг освоения бюджетов».

Вопросы, связанные с угрозами экономической безопасности нашего государства, в том числе и экономической безопасности Вооружённых Сил, а также предложения по организации противодействия этому явлению, включая правовые аспекты, в должной мере раскрыты в изданном ЦИПБ РАН сборнике материалов «Актуальные проблемы комплексного обеспечения экономической безопасности современной России», в частности в статье А.П. Андреева и В.К. Максимова [9].

Обеспечение экономической безопасности Вооружённых Сил Российской Федерации выстраивается как правовая, экономическая, социальная, политическая и военная задача, базирующаяся на признании необходимости выработки и реального воплощения превентивных мер, поскольку военная безопасность государства находится в прямой зависимости от текущего состояния экономической безопасности Вооружённых Сил, непосредственно влияющей на уровень боеготовности и боеспособности войск через их ресурсное обеспечение и комплектование.

К сожалению, несмотря на всю очевидность необходимости профилактики экономических правонарушений в Вооружённых Силах Российской Федерации, этому вопросу уделяется недостаточно внимания. Традиционно военная прокуратура осуществляет профилактическую деятельность в рамках ст. 27 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» [1], в соответствии с которой прокурор при осуществлении возложенных на него функций принимает меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод человека и гражданина, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причинённого ущерба. Предупреждение экономических правонарушений при этом является своего рода факультативной функцией военной прокуратуры, которая, как представляется, нуждается в конкретизации и правовом оформлении.

В соответствии с обновлённым Регламентом Главной военной прокуратуры, утверждённым в 2016 г. [5], в Главной военной прокуратуре могут составляться совместные с органами военного управления планы мероприятий по обеспечению законности и правопорядка в Вооружённых Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях и органах, планироваться мероприятия по реализации программ по вопросам борьбы с преступностью и коррупционными проявлениями. Своё место в подобного рода планах могли бы занять мероприятия по профилактике экономических правонарушений и обеспечению безопасности в Вооружённых Силах Российской Федерации и других субъектах военной организации государства.

В целом с уверенностью можно отметить, что плановая и целенаправленная деятельность органов военной прокуратуры по исполнению поставленных задач позволяет не только грамотно организовать профилактические мероприятия, но и предотвратить возможные нарушения, при необходимости восстановить законность и привлечь нарушителей к предусмотренной законодательством ответственности. От слаженности и профессионализма сотрудников военной прокуратуры как одного из институтов государства в системе обеспечения исполнения законов и координации деятельности правоохранительных структур по организации профилактики и борьбе с экономическими правонарушениями в Вооружённых Силах Российской Федерации зависит экономическая безопасность Вооружённых Сил.

В современных условиях эффективность и результативность работы органов военной прокуратуры находится в прямой зависимости от эффективности форм и методов прокурорского надзора, а также форм и методов государственного контроля, реализуемого компетентными органами во взаимодействии с органами прокуратуры. 

При этом следует заметить, что контроль и надзор – понятия, близкие по смыслу, но не тождественные. И хотя законодатель часто применяет эти понятия в сочетании «контроль (надзор)», их следует все же различать. В связи с этим представляется целесообразной попытка разграничить понятия «надзор» и «контроль» на законодательном уровне, предпринятая ранее в Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006 – 2010 гг. [3].

В названной Концепции подчёркивалась необходимость разграничить функции по контролю и надзору и унифицировать в этой части терминологию законодательных и других нормативных актов, что позволит надзор сосредоточить в государственных органах, а контроль рассматривать в качестве функции по проведению испытаний, измерений, экспертиз, осуществляемых субъектами рынка, аккредитованными в органах исполнительной власти в установленном порядке [15]. К сожалению, до настоящего момента терминологически эта попытка не реализована.

Однако нет сомнений, что по отношению к деятельности органов прокуратуры, в том числе военной прокуратуры, применим исключительно термин «надзор», как установленная Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации» функция в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства. 

Устранение выявленных нарушений закона достигается мерами прокурорского реагирования, которые обусловлены полномочиями прокурора. Однако в соответствии с законом о прокуратуре и некоторыми другими законами полномочия прокурора достаточно обширны: полномочия, осуществляемые в порядке прокурорского надзора, ненадзорные полномочия (участие в рассмотрении судами дел), организационные, координационные и т. д. Поэтому важно подчеркнуть, что реагирование на выявленные нарушения закона детерминировано «отраслевыми» властными полномочиями прокурора и производно от них [16].

В частности, прокурор или его заместитель по основаниям, установленным законом, возбуждает производство об административном правонарушении, требует привлечения лиц, нарушивших закон, к ответственности, предостерегает о недопустимости нарушения закона, вносит представление об устранении нарушений закона, приносит протест на противоречащий закону правовой акт в орган или должностному лицу, которые издали этот акт, либо в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу либо обращается в суд в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации.

Таким образом, в настоящее время, когда в условиях противоборства ведущих мировых держав и межгосударственных объединений и развернувшейся «войны санкций» остро стоит вопрос укрепления и повышения обороноспособности государства, органы военной прокуратуры предпринимают все меры по недопущению ослабления боевой готовности и боеспособности Вооружённых Сил Российской Федерации и сохранения на высоком уровне ответственного подхода к экономической безопасности нашего государства.

В связи с изложенным одним из важных направлений в рассматриваемой сфере в интересах недопущения и предупреждения угроз экономической безопасности Вооружённых Сил Российской Федерации должно стать эффективное использование ресурса и потенциала органов военной прокуратуры, постоянное совершенствование надзорной деятельности с использованием современных правовых и социально-политических механизмов.

ЛИТЕРАТУРА

1. О прокуратуре Российской Федерации: федер. закон от 17 янв. 1992 г. № 2202-I // Рос. газ. – 1992. – 18 февр.

2. Об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства: постановление Правительства Рос. Федерации от 24 дек. 2013 г. № 1224 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://base.garant.ru/70550030/#ixzz524MMp6eZ

3. О Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006 – 2010 годах: распоряжение Правительства Рос. Федерации от 25 окт. 2005 г. № 1789-р [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_56259/

4. О разграничении компетенции прокуроров территориальных, военных и других специализированных прокуратур: приказ Генер. прокуратуры Рос. Федерации от 7 мая 2008 г. № 84 (ред. от 7 июня 2016 г.) [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/1256817/

5. Об утверждении Регламента Главной военной прокуратуры: приказ заместителя Генер. прокурора Рос. Федерации – Главного военного прокурора от 30 июня 2016 г. № 85 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://gvp.gov.ru/docs/pgvp85.pdf

6. Военная доктрина Российской Федерации: утв. Президентом Рос. Федерации 25 дек. 2014 г. № Пр-2976 // Рос. газ. – 2014. – 30 дек.

7. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации: утв. Указом Президента Рос. Федерации от 31 дек. 2015 г. № 683 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_191669/

8. Стратегия экономической безопасности Российской Федерации на период до 2030 г.: утв. Указом Президента Рос. Федерации от 13 мая 2017 г. № 208 // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2017. – № 20. – Ст. 2902.

9. Андреев А.П., Максимов В.К. Типология современной коррупции как угрозы экономической безопасности // Актуальные проблемы комплексного обеспечения экономической безопасности современной России: сб. ст. / под ред. чл.-кор. РАН В.Л. Шульца. – М.: ЦИПБ РАН; РУДН, 2016. – C. 144 – 166.

10. Барабин В.В. Экономическая безопасность государства. – М.: Аванти, 2001. – 181 с.

11. Завидов Н.Г. Обеспечение экономической безопасности военной организации государства в компетенции военной прокуратуры и контрольно-ревизионных органов // Военное право. – 2012. – № 1. – С. 198 – 214.

12. Кривенко А.М. Военная организация государства (социально-философский анализ): дис. … д-ра филос. наук. – М., 2001.

13. Материалы Коллегии Главной военной прокуратуры Российской Федерации по итогам 2016 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.tendery.ru/forum/viewtopic.php?t=2041333

14. Прудиус Е.В. О понятии и системе экономической безопасности // Бизнес в законе. – 2008. – № 1. – С. 66 – 70.

15. Сорокин С.В. Контроль и надзор за исполнением законов о рекламе // Юрид. мир. – 2016. – № 9. – С. 49 – 53.

16. Филипенко С.В. Признаки актов прокурорского реагирования // Рос. юрид. журн. – 2014. – № 6. – С. 139 – 141.

Комментарии (0)

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, авторизуйтесь.

Нет комментариев

Обратная связь