Научные статьи

10:50 | 14 апреля 2017 г.

In English

НОРМАТИВНЫЕ ОСНОВЫ УЧАСТИЯ ВОЙСК НАЦИОНАЛЬНОЙ ГВАРДИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОБОРОНЕ И КОНТРТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИИ

Игорь

доктор военных наук, профессор, действительный член Академии военных наук, начальник Центра оперативно-тактических исследований войск национальной гвардии Российской Федерации

В статье раскрываются вопросы, связанные с нормативными основами применения войск национальной гвардии Российской Федерации при выполнении задач территориальной обороны и при борьбе с терроризмом (в контртеррористической операции). Показаны роль и место войск национальной гвардии и Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации в целом в данной области.

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации определены основные направления обеспечения государственной и общественной безопасности, в соответствии с которыми:

– совершенствуются структура и деятельность федеральных органов исполнительной власти  (далее – ФОИВ), развивается система выявления, предупреждения и пресечения разведывательной и иной деструктивной деятельности специальных служб и организаций иностранных государств, наносящей ущерб национальным интересам, актов терроризма, проявлений религиозного радикализма, национализма, сепаратизма, иных форм экстремизма, организованной преступности и других преступных посягательств на конституционный строй Российской Федерации, права и свободы человека и гражданина, государственную и частную собственность, общественный порядок и общественную безопасность;

– укрепляется режим безопасного функционирования, повышается уровень антитеррористической защищенности организаций оборонно-промышленного, ядерного, химического, топливно-энергетического комплексов страны, объектов жизнеобеспечения населения, транспортной инфраструктуры, других критически важных и потенциально опасных объектов;

– осуществляется комплексное развитие правоохранительных органов и специальных служб. [7].

В связи с этим в целях обеспечения государственной и общественной безопасности, защиты прав и свобод человека и гражданина вполне логичным является создание нового федерального органа исполнительной власти – Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации (далее – ФСВНГ РФ, Росгвардия), одним из основных структурных элементов которой являются войска национальной гвардии Российской Федерации [8].

Создание нового федерального органа исполнительной власти стало ответом на появление новых угроз Российскому государству как внутреннего, так и внешнего характера, оно вызвано необходимостью объединения в единой структуре элементов, обеспечивающих государственную и общественную безопасность страны, и является логическим продолжением исторического опыта развития войск правопорядка.

Современные войска национальной гвардии Российской Федерации (далее – войска национальной гвардии, войска, ВНГ РФ) являются государственной военной организацией, предназначенной для обеспечения государственной и общественной безопасности, защиты прав и свобод человека и гражданина. А вошедшие в их состав ОМОНы и СОБРы, органы и подразделения вневедомственной охраны и лицензионно-разрешительной работы позволили сформировать мощную структуру, способную решать законодательно возложенные задачи. 

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 31 мая 1996 г. «Об обороне» войска национальной гвардии привлекаются к обороне государства [2], а в качестве задач для них определены:

в мирное время:

– охрана и оборона важных государственных и военных объектов, объектов на коммуникациях и специальных грузов;

– борьба с терроризмом на территории Российской Федерации;

– подготовка к проведению мероприятий по территориальной обороне и гражданской обороне;

– участие в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности;

– участие в ликвидации чрезвычайных ситуаций;

– участие в обеспечении режима чрезвычайного положения.;

в условиях непосредственной угрозы агрессии: 

– участие в обеспечении режима военного положения;

– осуществление мероприятий по территориальной обороне;

в военное время: отражение агрессии против Российской Федерации [6].

Федеральным конституционным законом Российской Федерации от 30 января 2002 г. № 1-ФКЗ «О военном положении» определены задачи, к выполнению которых могут быть привлечены войска национальной гвардии:

– поддержание особого режима въезда на территорию, на которой введено военное положение, и выезда с нее, а также ограничение свободы передвижения по ней;

– участие в спасении и эвакуации населения, проведении аварийно-спасательных и других неотложных работ, борьбе с пожарами, эпидемиями и эпизоотиями;

– охрана военных, важных государственных и специальных объектов, объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения, функционирование транспорта, коммуникаций и связи, объектов энергетики, а также объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей и для окружающей природной среды;

– пресечение деятельности незаконных вооруженных формирований (далее – НВФ), террористической и диверсионной деятельности;

– охрана общественного порядка и обеспечение общественной безопасности;

– участие в проведении иных мероприятий по обеспечению режима военного положения.

Кроме того, этим же законом определены полномочия ФСВНГ РФ в области обеспечения режима военного положения в пределах компетенции, а также полномочия в области реализации мер и ограничений, в числе которых:

– усиление охраны общественного порядка и обеспечения общественной безопасности, охраны военных, важных государственных и специальных объектов, объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения, функционирование транспорта, коммуникаций и связи, объектов энергетики, а также объектов, представляющих повышенную опасность для жизни и здоровья людей и для окружающей природной среды;

– ограничение движения транспортных средств и осуществление их досмотра;

– запрещение нахождения граждан на улицах и в иных общественных местах в определенное время суток и предоставление федеральным органам исполнительной власти, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органам военного управления права при необходимости осуществлять проверку документов, удостоверяющих личность граждан, личный досмотр, досмотр их вещей, жилища и транспортных средств, а по основаниям, установленным федеральным законом, ‒ задержание граждан и транспортных средств. При этом срок задержания граждан не может превышать 30 суток;

– ряд других [1].

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 3 июля 2016 г. № 226-ФЗ и Указом Президента Российской Федерации от 5 апреля 2016 г. № 157, задача по участию в территориальной обороне Российской Федерации определена для ФСВНГ РФ и войск национальной гвардии Российской Федерации, входящих в ее состав, в качестве одной из основных [4; 8].

При этом Положением о территориальной обороне Российской Федерации на Министерство внутренних дел Российской Федерации возложена ответственность за охрану объектов, подлежащих обязательной охране полицией, охрану внутренними войсками Министерства внутренних дел Российской Федерации важных государственных объектов, специальных грузов и объектов на коммуникациях, включенных в соответствующие перечни, утверждаемые Правительством Российской Федерации, участие в пресечении деятельности диверсионно-разведывательных формирований иностранных государств и НВФ вблизи охраняемых объектов [5].

С учетом создания ФСВНГ РФ, вхождением в ее состав соответствующих подразделений из состава Министерства внутренних дел РФ, данная задача также относится к компетенции Росгвардии.

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 6 марта 2006 г. «О противодействии терроризму», подразделения и органы ФСВНГ РФ могут включаться в состав группировки сил и средств, создаваемой для проведения контртеррористической операции (далее – КТО) по решению ее руководителя. При этом руководителем КТО, осуществляющим единое управление силами и средствами, является руководитель (должностное лицо) ФОИВ в области обеспечения безопасности, а все военнослужащие, сотрудники и специалисты, привлекаемые для проведения КТО, с момента ее начала и до окончания находятся в его непосредственном подчинении [3]. 

Также в пределах территории проведения контртеррористической операции на период ее проведения может вводиться правовой режим КТО, в рамках которого могут применяться меры и временные ограничения, которые тоже относятся к компетенции ФСВНГ РФ:

– проверка у физических лиц документов, удостоверяющих их личность, а в случае отсутствия таких документов ‒ доставление указанных лиц в органы внутренних дел Российской Федерации (иные компетентные органы) для установления личности;

– усиление охраны общественного порядка, объектов, подлежащих государственной охране, и объектов, обеспечивающих жизнедеятельность населения и функционирование транспорта, а также объектов, имеющих особую материальную, историческую, научную, художественную или культурную ценность;

– ограничение движения транспортных средств и пешеходов на улицах, дорогах, отдельных участках местности и объектах;

– беспрепятственное проникновение лиц, проводящих контртеррористическую операцию, в жилые и иные принадлежащие физическим лицам помещения и на принадлежащие им земельные участки, на территории и в помещения организаций независимо от форм собственности для осуществления мероприятий по борьбе с терроризмом;

– проведение при проходе (проезде) на территорию, в пределах которой введен правовой режим контртеррористической операции, и при выходе (выезде) с указанной территории досмотра физических лиц и находящихся при них вещей, а также досмотра транспортных средств и провозимых на них вещей, в том числе с применением технических средств;

– ряд других [3].

Анализ нормативной базы, регламентирующей участие ФСВНГ РФ (войск национальной гвардии) в обороне страны, подтверждает, что задача по участию в территориальной обороне для них определена в прямой постановке. Кроме того, и другие задачи войск национальной гвардии по своему содержанию непосредственно связаны с реализацией цели и выполнением мероприятий территориальной обороны:

– охрана важных государственных объектов, специальных грузов, сооружений на коммуникациях в соответствии с перечнями, утвержденными Правительством Российской Федерации;

– участие в борьбе с терроризмом и экстремизмом;

– участие в обеспечении режимов чрезвычайного положения, военного положения, правового режима контртеррористической операции;

– федеральный государственный контроль (надзор) за соблюдением законодательства Российской Федерации в области оборота оружия и в области частной охранной деятельности, а также за обеспечением безопасности объектов топливно-энергетического комплекса, за деятельностью подразделений охраны юридических лиц с особыми уставными задачами и подразделений ведомственной охраны;

– охрана особо важных и режимных объектов, объектов, подлежащих обязательной охране войсками национальной гвардии, в соответствии с перечнем, утвержденным Правительством Российской Федерации, охрана имущества физических и юридических лиц по договорам [4].

При этом необходимо учитывать и то обстоятельство, что войска национальной гвардии, сформированные на базе внутренних войск МВД России, имеют значительный опыт выполнения задач, подобных задачам территориальной обороны, как в ходе повседневной служебно-боевой деятельности, связанной с охраной объектов, так и в ходе выполнения задач по борьбе с терроризмом в Северо-Кавказском регионе Российской Федерации.

Вместе с тем, нельзя не отметить и некоторые проблемные вопросы в данной сфере.

Прежде всего: поскольку территориальная оборона развертывается и ведется на территории, на которой введен режим военного положения, очевидно, что важнейшее место в деятельности территориального органа Росгвардии должны занимать задачи, связанные с обеспечением именно этого режима. 

При этом, если ранее обеспечение режима военного положения являлось одной из задач территориальной обороны, то в настоящее время это основное условие функционирования данной системы. В связи с этим, участие в установлении и обеспечении режима военного положения должно относиться к деятельности территориального органа Росгвардии (в рамках компетенции). Между тем в существующая нормативная база этот вопрос охватывает не в полной мере.

Если вести речь о контртеррористической операции, то участие в ней территориального органа предусмотрено в рамках выполнения задачи – организация участия органов и подразделений в охране общественного порядка и обеспечении общественной безопасности, в борьбе с терроризмом и экстремизмом. 

При выполнении данной задачи территориальный орган осуществляет полномочия по организации участия подчиненных органов и подразделений в мероприятиях по противодействию терроризму, обеспечении правового режима контртеррористической операции и борьбе с экстремизмом.

Данная формулировка содержит в себе определенное противоречие: в соответствии с положениями Федерального закона «О противодействии терроризму», борьба с терроризмом является элементом деятельности по противодействию терроризму (наряду с предупреждением терроризма и минимизацией и (или) ликвидацией последствий проявлений терроризма), и заключается в выявлении, предупреждении, пресечении, раскрытии и расследовании террористического акта [3]. 

При этом в рамках КТО осуществляется пресечение террористического акта, обезвреживание террористов, обеспечение безопасности физических лиц, организаций и учреждений, а также минимизация последствий террористического акта.

Другими словами, полномочия территориального органа Росгвардии, сформулированные в Положении, выходят за рамки соответствующей задачи, а их реализация требует соответствующего обеспечения – нормативного, кадрового, ресурсного. 

Проведенные исследования показали, что решение многих проблемных вопросов, связанных с функционированием системы территориальной обороны, лежит в области закрепления ведущей роли в ее подготовке и ведении за военной организацией, отвечающей следующим требованиям:

– соответствие предназначения и задач целевой установке и мероприятиям территориальной обороны;

– наличие развернутой системы управления, готовой к переводу на режимы работы, соответствующие складывающейся обстановке;

– наличие сил и средств, способных выполнять служебно-боевые задачи как в области правоохранительной деятельности, так и по пресечению деятельности (разгрому) противника, оказывающего вооруженное сопротивление;

– наличие территориальной системы подразделений и органов;

– способность приступить к выполнению задач немедленно, реализуя принцип упреждения противника в действиях. 

Кроме того, накопленный опыт свидетельствует о значительной роли, которую в решении задач (выполнении мероприятий) территориальной обороны играют иррегулярные формирования (на примере Великой Отечественной войны – истребительные батальоны). В связи с этим данная организация должна быть готова к осуществлению управляющей функции по отношению и к иррегулярным компонентам.

Таким образом, существующая в государстве нормативная база, регламентирующая вопросы функционирования системы территориальной обороны и контртеррористической операции, создает достаточную правовую основу деятельности ФСВНГ РФ в рассматриваемых условиях. Для Росгвардии определены задачи и предоставлены полномочия для их выполнения, позволяющие подразделениям и органам осуществлять свою деятельность с необходимой эффективностью в рамках правового поля. А проблемные вопросы, возникающие в ходе реализации задач и полномочий, будут решаться в рамках дальнейшего развития и совершенствования нормативной базы.

ЛИТЕРАТУРА

1. О военном положении [Электронный ресурс]: федер. конституц. закон от 30 янв. 2002 г. № 1-ФКЗ (в ред. от 12 марта 2014 г.). – Режим доступа: http://base.garant.ru/184121/.

2. Об обороне [Электронный ресурс]: федер. закон от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ (в ред. от 3 июля 2016 г.), ст. 22. – Режим доступа: http://base.garant.ru/135907/.

3. О противодействии терроризму [Электронный ресурс]: федер. закон от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ (в ред. от 3 июля 2016 г.). – Режим доступа: http://base.garant.ru/12145408/.

4. О войсках национальной гвардии Российской Федерации [Электронный ресурс]: федер. закон от 3 июля 2016 г. № 226-ФЗ. – Режим доступа: http://base.garant.ru/71433920/.

5. Положение о территориальной обороне Российской Федерации: утв. Указом Президента Рос. Федерации от 1 июля 2014 г. № 482.

6. Военная доктрина Российской Федерации [Электронный ресурс]: утв. Указом Президента Рос. Федерации от 25 дек. 2014 г. № Пр-2976. – Режим доступа: http://base.garant.ru/70830556/.

7. Стратегия национальной безопасности Российской Федерации [Электронный ресурс]: утв. Указом Президента Рос. Федерации от 31 дек. 2015 г. № 683. – Режим доступа: http://base.garant.ru/71296054/.

8. Вопросы Федеральной службы войск национальной гвардии [Электронный ресурс]: указ Президента Рос. Федерации от 5 апр. 2016 г. № 157. – Режим доступа: http://base.garant.ru/71368610/.

Комментарии (0)

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, авторизуйтесь.

Нет комментариев

Обратная связь