Научные статьи

21:35 | 19 мая 2018 г.

In English

ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВОЕННОЙ ПОЛИЦИИ ВООРУЖЁННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: ИЗМЕНЕНИЯ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ

Станислав

адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета Министерства обороны Российской Федерации

В 2011 г. в структуре Министерства обороны Российской Федерации появился специализированный орган правопорядка – военная полиция Вооружённых Сил Российской Федерации. Настоящая статья представляет собой научно-практический комментарий к некоторым положениям Указа Президента Российской Федерации от 16 мая 2017 г. № 210 в части, касающейся внесения изменений в общевоинские уставы Вооружённых Сил Российской Федерации, регулирующие деятельность военной полиции, и Устав военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации.

СКАЧАТЬ СТАТЬЮ

В 2011 г. в России в структуре Министерства обороны Российской Федерации появился новый орган – военная полиция Вооружённых Сил Российской Федерации, которая в соответствии со ст. 25.1 Федерального закона от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ «Об обороне» [1], предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод военнослужащих, лиц гражданского персонала, граждан, проходящих военные сборы, обеспечения в Вооружённых Силах законности, правопорядка, воинской дисциплины, безопасности дорожного движения, охраны объектов Вооружённых Сил, а также в пределах своей компетенции противодействия преступности и защиты других охраняемых законом правоотношений в области обороны.

В развитие нормотворческой базы, регулирующей деятельность военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации, Указом Президента Российской Федерации от 25 марта 2015 г. № 161 утверждён Устав военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации [2].

Правовое регулирование деятельности военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации неоднократно исследовалось различными учёными-юристами [4 – 15]. Авторами данных публикаций были отмечены некоторые противоречия и пробелы в правовом регулировании её деятельности, высказывались предложения по совершенствованию данного законодательства. 

Более чем пятилетняя практика деятельности военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации также выявила несовершенство законодательной базы, регулирующей деятельность военной полиции. Все это потребовало внесения изменений в ряд законодательных актов, регламентирующих деятельность военной полиции.

3 июля 2016 г. был издан Федеральный закон № 259-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [3], которым внесены изменения в четыре федеральных закона (от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения»; от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ «Об обороне»; от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»; от 1 декабря 2006 г. № 199-ФЗ «О судопроизводстве по материалам о грубых дисциплинарных проступках при применении к военнослужащим дисциплинарного ареста и об исполнении дисциплинарного ареста»).

Данные законодательные акты регулируют различные аспекты процессуальной деятельности органов военной полиции, а также деятельности командиров (начальников) по поддержанию правопорядка и воинской дисциплины в подчинённых подразделениях и воинских частях. Достаточно подробно провёл анализ данного законодательства А.В. Корякин [6].

16 мая 2017 г. издан Указ Президента Российской Федерации № 210, который внёс изменения в общевоинские уставы Вооружённых Сил и Устав военной полиции Вооружённых Сил (далее – УВП ВС), регулирующие её деятельность. Рассмотрим основные изменения, внесённые в указанные нормативные акты, более подробно. 

Прежде всего, хотелось бы отметить, что новой редакцией УВП ВС определён порядок участия органов военного управления, соединений, воинских частей (кораблей) в служебной деятельности военной полиции и порядок выполнения военной полицией ряда задач гарнизонной службы. Также согласно п. 10 ст. 19 УВП ВС одним из основных направлений деятельности органов военной полиции стало выполнение задач гарнизонной службы. Более детально данную функцию рассмотрим ниже.

Другое важное изменение состоит в том, что УВП ВС должны руководствоваться не только военнослужащие военной полиции, что было предусмотрено в предыдущей редакции этого документа, но и все остальные военнослужащие Вооружённых Сил Российской Федерации, что, в свою очередь, узаконивает как деятельность органов военной полиции в целом, так и отдельных должностных лиц по применению норм УВП ВС в отношении военнослужащих и иных лиц, определённых в данном акте.

Новая редакция УВП ВС определила название территориальных органов военной полиции. В предыдущей редакции территориальными органами военной полиции назывались отделы военной полиции, но законодатель вернул прежнее их название – военные комендатуры гарнизонов и дал им определение. Так, согласно п. 1.1 ст. 13 УВП ВС военная комендатура является территориальным органом военной полиции, предназначенным для выполнения задач по обеспечению законности, правопорядка, воинской дисциплины, охраны военнослужащих, содержащихся на гауптвахте, охраны служебных помещений органов военной прокуратуры и военных следственных органов Следственного комитета Российской Федерации, выполнения задач гарнизонной службы, отнесённых к компетенции военной полиции, а также иных задач на территории закреплённого района ответственности.

Переименование территориальных органов военной полиции в военные комендатуры представляется не совсем логичным, поскольку ранее данное название использовалось для определения совершенно другого органа, который выполнял схожие с военной полицией функции, но все же являлся органом управления комендантской службой в Вооружённых Силах страны и в основном выполнял задачи по организации гарнизонной службы. Территориальные органы военной полиции выполняют множество различных функций, которые в целом можно назвать правоохранительными, что, в свою очередь, определяет их название. Хотя следует также отметить, что название территориальных органов военной полиции имеет второстепенное значение и не должно сказываться на эффективности их работы.

Соответственно наряду с изменением в названии территориальных органов военной полиции во всех положениях УВП ВС, содержащих слова «отдел военной полиции», теперь используется словосочетание «военная комендатура».

Пункт 7 ст. 13 УВП ВС, который давал определение понятия «наряд военной полиции», утратил силу. Взамен был добавлен п. 7.1 «наряд военной комендатуры», который дополнительно возложил на должностных лиц, состоящих в наряде военной комендатуры, охрану военнослужащих, содержащихся на гауптвахте.

Кроме этого, п. 9 рассматриваемой статьи УВП ВС изменил понятие «наряд патрульной службы», в котором отразил, что в наряд патрульной службы входят патрули не только от военной полиции, но также и от воинских частей. Устав гарнизонной и караульной служб Вооружённых Сил Российской Федерации (далее – УГиКС) дополнен ст. 78.1, в соответствии с которой в гарнизоне для поддержания порядка и осуществления контроля за соблюдением воинской дисциплины военнослужащими в общественных местах приказом начальника гарнизона организуется патрулирование, для чего из состава воинских частей гарнизона назначаются гарнизонные патрули.

Таким образом, для выполнения задач патрульной службы в соответствии с данными изменениями будут привлекаться военнослужащие воинских частей гарнизона и выполнять те же функции что и патрули военной полиции. В силу введения указанной нормы возникает вопрос: смогут ли военнослужащие воинских частей гарнизона выполнять данные функции столь же эффективно, как и военные полицейские?

Следует напомнить, что согласно УВП ВС в наряд патрульной службы заступают военнослужащие военной полиции, состоящие в должности «инспектор» либо «старший инспектор». Подготовка указанных лиц к выполнению специфических задач по поддержанию правопорядка и воинской дисциплины ежегодно организуется в окружных учебных центрах Минобороны России. Переподготовка осуществляется на основе специальной программы, которая предусматривает обучение по следующим направлениям: применение специальных средств военнослужащими военной полиции; организация патрулирования в гарнизонах; порядок проведения профилактических проверок в воинских частях; работа по обеспечению правопорядка в воинских частях; порядок исполнения наказаний в отношении военнослужащих.

Кроме этого, новая редакция УВП ВС (ст. 48) определяет, что в состав дежурной смены военной комендатуры входит дежурный по военной комендатуре, назначаемый из числа офицеров воинских частей гарнизона, и штатный помощник дежурного по военной комендатуре, назначаемый из числа военнослужащих военной комендатуры. Данная норма, по нашему мнению, также не способствует повышению эффективности исполнения специальных обязанностей в связи с возможной слабой подготовкой военнослужащих воинских частей, заступающих в данный наряд.

В обязанности дежурного по военной комендатуре, кроме всего прочего, входит применение некоторых мер принуждения, а также составление материалов разбирательства по дисциплинарным проступкам, что предусматривает специальную подготовку, в том числе юридическую.

Представляется, что необходимость внесения указанных изменений в УВП ВС была вызвана несовершенством организационно-штатной структуры территориальных органов военной полиции, а по сути, имеет место тот факт, что военные комендатуры в настоящее время не могут в полной мере выполнять возложенные на них функции.

Возвращаясь к анализу такой функции военной полиции, как гарнизонная служба, следует отметить, что некоторым изменениям подвергся УГиКС. Так, в соответствии со ст. 7 данного Устава выполнение задач гарнизонной службы возложено как на воинские части гарнизона, так и на территориальные органы военной полиции – военные комендатуры.

Согласно приведённой выше норме к несению гарнизонной и караульной служб, а также к выполнению задач, возложенных на органы военной полиции, включая патрулирование в гарнизоне, могут привлекаться воинские части, входящие в состав гарнизона. Руководит деятельностью военного коменданта гарнизона по вопросам гарнизонной службы начальник гарнизона (ст. 24 УГиКС). В свою очередь, ст. 20.1. УГиКС возлагает на военную комендатуру следующие задачи.

Участие:

– в обеспечении согласованности действий воинских частей гарнизона при переводе их с мирного на военное время;

– в разработке плана мероприятий по выполнению задач гарнизонной службы;

– в организации выполнения задач по охране и обороне гарнизонных объектов;

–  во взаимодействии с территориальными органами Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий в выполнении задач гражданской (местной) обороны;

– в подготовке мероприятий, посвящённых праздничным, памятным дням и дням воинской славы, а также по согласованию с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, территориальными органами федеральных органов исполнительной власти и органами местного самоуправления в обеспечении порядка во время подготовки и проведения парадов войск гарнизона и других мероприятий с участием войск.

Осуществление:

– учёта воинских частей, дислоцированных в гарнизоне, а также воинских команд, прибывших в командировку;

– учёта воинских захоронений, расположенных на закрытых территориях гарнизонов, и принятия мер меры по содержанию их в надлежащем порядке;

– учёта военнослужащих, прибывших в командировку и отпуск, а также контроля за своевременным их убытием к месту службы;

– учёта и хранения оружия и боеприпасов, изъятых у задержанных военнослужащих.

Кроме этого, согласно ст. 31.1 УВП ВС региональные органы военной полиции непосредственно подчиняются центральному органу военной полиции. А по специальным вопросам региональный орган военной полиции подчиняется командующему войсками военного округа. Подчинение по специальным вопросам предусматривает подчинённость командующему войсками военного округа по вопросам боевой и мобилизационной готовности, гарнизонной службы, комплектования личным составом и его первоначального обучения, финансового и материально-технического обеспечения, а также по иным вопросам, определяемым Министром обороны Российской Федерации.

Ещё одна правовая норма, содержащаяся в ст. 43 УВП ВС, обязывает начальника территориального органа военной полиции согласовывать свои действия с начальником гарнизона. Так, в соответствии с данной нормой воинские части, входящие в состав гарнизона, по согласованию с начальником гарнизона привлекаются начальником соответствующего органа военной полиции к оцеплению (блокированию) участков местности, жилых помещений, строений и иных объектов в случае оказания содействия органам внутренних дел Российской Федерации в розыске и задержании военнослужащего, самовольно оставившего воинскую часть (место несения службы) с оружием. В прежней редакции рассматриваемой нормы обязанностей согласовывать свои действия с начальником гарнизона не имелось. С введением данной нормы, по нашему мнению, снижается оперативность при выполнении задач по розыску и блокированию военнослужащих, самовольно оставивших часть или место службы.

История нашего государства уже подтвердила неспособность органов исполнительной власти, находящихся в двойном подчинении, полноценно осуществлять возложенные на них функции.

По нашему мнению, подчинение военной полиции органам военного управления, начальникам гарнизонов в служебной деятельности может привести к разрушению складывающейся в Вооружённых Силах Российской Федерации системы «сдержек и противовесов». Без независимой военной полиции не будет чёткого функционирования механизма реагирования на нарушение законности. Представляется, что существующее «двойное подчинение» может привести к потере управляемости и снижению эффективности деятельности в целом, в том числе в боевой обстановке и при взаимодействии военной полиции с органами военного управления, командирами воинских частей и другими правоохранительными органами.

По нашему мнению, чётко выстроенная вертикальная модель подчинения органов военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации, а также полная их независимость от иных органов военного управления, не входящих в состав военной полиции, позволит повысить эффективность выполняемых ею задач в целом.

В части, касающейся реализации военной полицией такой функции, как учёт военнослужащих, временно находящихся в гарнизоне, ст. 46 УВП ВС была дополнена ст. 46.1 в соответствии с которой военный комендант гарнизона наделён правом в случае тяжёлого состояния здоровья или смерти (гибели) близкого родственника военнослужащего предоставлять военнослужащему отпуск по личным обстоятельствам на срок до 10 суток. Согласно прежней редакции данные функции и полномочия были возложены на начальника гарнизона и военного комиссара.

Представляется, что такое множество обязанностей, возложенных на военную полицию, будет отвлекать её от решения главных задач – борьбы с преступностью, обеспечения законности и правопорядка в воинских структурах и личной безопасности военнослужащих.

Некоторым изменениям подверглась и деятельность военной автомобильной инспекции (ВАИ). Так, согласно прежней редакции УВП ВС в обязанности начальника ВАИ (территориальной) входила выдача пропусков на перевозку крупногабаритных и тяжеловесных грузов оборонного значения, а также особо опасных грузов в составе воинских колонн. В соответствии с новой редакцией УВП ВС (ст. 123) данную обязанность начальник ВАИ (территориальной) исполнять не должен.

Также в ст. 124 УВП ВС были внесены изменения уточняющего характера в отношении полномочий начальника ВАИ территориальной. В частности, начальник ВАИ (территориальной) наделяется полномочиями останавливать транспортные средства Вооружённых Сил, других войск и воинских формирований (в случаях, предусмотренных законом) на контрольных постах ДПС ВАИ, а также на стационарных постах ДПС ВАИ и маршрутах патрулирования. В соответствии с ранее действовавшей редакцией данными полномочиями он мог воспользоваться только на стационарных постах ВАИ.

Изменения, касающиеся выполнения военной полицией функций охраны, связаны с тем, что для охраны объектов Вооружённых Сил Российской Федерации, служебных помещений органов военной прокуратуры и военных следственных органов назначаются военнослужащие военной комендатуры или подразделения военной полиции, входящие в состав соединения или воинской части. Внесение данных изменений в законодательство, по нашему мнению, объясняется тем, что в составе воинских частей, не входящих в систему органов военной полиции, могут быть сформированы специализированные подразделения охраны для выполнения указанных функций.

Важная оговорка была сделана в ст. 184 УВП ВС, которая регламентирует деятельность начальника органа военной полиции при осуществлении функций органа дознания. Указанная статья дополнена словосочетанием «в пределах компетенции, установленной уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации». Данное дополнение является важным, поскольку деятельность начальника органа военной полиции при осуществлении функций органа дознания регламентирована Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Существенные изменения также коснулись функции военной полиции по охране военнослужащих, содержащихся на гауптвахте. В прежней редакции УВП ВС раздел об этом назывался «Охрана гауптвахты», в новой редакции он стал называться «Охрана военнослужащих, содержащихся на гауптвахте».

Суть изменений данной функции военной полиции заключается в том, что охрану военнослужащих, содержащихся на гауптвахте, осуществляет караул при гауптвахте, назначаемый из состава военнослужащих военной полиции, но не всех военнослужащих, а только тех, кто осуждён к аресту. Охрану иных военнослужащих, содержащихся на гауптвахте, осуществляет гарнизонный караул. При этом начальником караула при гауптвахте, согласно ст. 213 УВП ВС, назначается офицер, в отличие от прежней редакции, где данные обязанности возлагались на сержанта (старшину). Контролёры, конвойные и выводные, согласно ст. 214 УВП ВС, назначаются в караулах при гауптвахте из числа военнослужащих воинских частей гарнизона (военной полиции). Данные изменения, на наш взгляд, могут быть вызваны несовершенством организационно-штатной структуры, о чём уже говорилось, и невозможностью в полной мере выполнения военной полицией данных функций имеющимся штатным составом военнослужащих.

Таким образом, проведя анализ основных изменений, внесённых в законодательство о военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации, можно прийти к выводу, что, с одной стороны, с учётом изменений, внесённых в Устав военной полиции Вооружённых Сил и Устав гарнизонной и караульной служб Вооружённых Сил, некоторые вопросы правового регулирования по-прежнему нуждаются в совершенствовании. С другой стороны, наоборот, отдельные вопросы правоприменения приобрели ясность и определённость, что, безусловно, должно послужить укреплению законности и правопорядка в Вооружённых Силах Российской Федерации.

ЛИТЕРАТУРА

1. Об обороне: федер. закон от 31 мая 1996 г. № 61-ФЗ // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 1996. – № 23. – Ст. 2750.

2. Об утверждении Устава военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации и внесении изменений в некоторые акты Президента Российской Федерации: указ Президента Рос. Федерации от 25 марта 2015 г. № 161 // Собр. законодательства Рос. Федерации. – 2015. – № 13. – Ст. 1909.

3. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: федер. закон от 3 июля 2016 г. № 259-ФЗ // Рос. газ. – 2016. – 6 июля.

4. Винокуров А.Ю. К вопросу о предмете прокурорского надзора за законностью деятельности военной полиции // Право в Вооружённых Силах – Военно-правовое обозрение. – 2015. – № 11.

5. Калинин С.И. Взаимодействие внутренних войск МВД России с органами военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации при выполнении задач по охране общественного порядка // Право в Вооружённых Силах – Военно-правовое обозрение. – 2015. – № 6.

6. Корякин А.В. Новации правового регулирования процессуальной деятельности органов военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации // Право в Вооружённых Силах – Военно-правовое обозрение. – 2016. – № 7.

7. Корякин В.М. Деятельность военной полиции в Российской Федерации узаконена // Право в Вооружённых Силах – Военно-правовое обозрение. – 2014. – № 3.

8. Корякин В.М. Разграничение полномочий командиров (начальников) и органов военной полиции в работе по обеспечению правопорядка и воинской дисциплины // Право в Вооружённых Силах – Военно-правовое обозрение. – 2015. – № 6.

9. Минтягов С.А. Взаимодействие органов военной полиции с органами внутренних дел и войсками национальной гвардии в области обеспечения общественного порядка // Военное право. – 2017. – № 5.

10. Минтягов С.А. Военная полиция Вооружённых Сил Российской Федерации в системе военных правоохранительных органов // Военное право. – 2017. – № 1.

11. Минтягов С.А. Правовые и психологические аспекты деятельности военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации // Сборник научных статей ВУ МО. – 2017. – № 6.

12. Минтягов С.А. Правовые основы организации розыска военнослужащих, самовольно оставивших место службы, органами военной полиции Вооружённых Сил Российской Федерации // Военное право. – 2017. – № 5.

13. Туганов Ю.Н. Административно-юрисдикционная деятельность военной полиции: анализ нормативных актов // Право в Вооружённых Силах – Военно-правовое обозрение. – 2015. – № 6.

14. Туганов Ю.Н. Устав военной полиции и возможности его применения к военнослужащим других войск, воинских формирований и органов // Право в Вооружённых Силах – Военно-правовое обозрение. – 2015. – № 9.

15. Шарихин А.Е. О перспективах развития органов военной полиции в России // Право в Вооружённых Силах – Военно-правовое обозрение. – 2014. – №12.

Комментарии (0)

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, авторизуйтесь.

Нет комментариев

Обратная связь