Открытое рецензирование

21:02 | 7 сентября 2018 г.

МОШЕННИЧЕСТВО ПРИ ПОЛУЧЕНИИ ВЫПЛАТ, СОВЕРШАЕМОЕ ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ: ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ДЕЯНИЯ В КОНТЕКСТЕ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ЗА РАССЛЕДОВАНИЕМ ПРЕСТУПЛЕНИЙ УКАЗАННОЙ КАТЕГОРИИ

Станислав

кандидат юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права Военного университета Министерства обороны Российской Федерации

Вопрос квалификации преступных деяний по ст. 159.2 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ) в настоящее время является дискуссионным как среди учёных, так и среди правоприменителей. Тем более интересна тема расследования преступлений, привлечения к уголовной ответственности и осуществления прокурорского надзора органами военной прокуратуры и поддержания государственного обвинения по указанной категории преступлений, совершаемых военнослужащими, поскольку обоснованно утверждение о «признании данных преступных деяний менее общественно опасными по отношению к "общему" составу мошенничества» [4], что опосредованно влияет и на размер наказания.

К сожалению, следует отметить отсутствие публикаций на тему уголовно-правовой характеристики и квалификации мошенничества, совершаемого военнослужащими при получении выплат. Также трудно найти научные статьи или хотя бы методические рекомендации по вопросам прокурорского надзора за исполнением законов при производстве по уголовным делам о мошенничестве при получении выплат. Немногочисленные печатные материалы по этой тематике вряд ли имеют прикладной характер. Так, при подготовке настоящей публикации автор с удивлением обнаружил, что некоторые доктора юридических наук, констатируя «затруднительность» осуществления действенного прокурорского надзора, «обусловленного доктринальными и законодательными недоработками», отмечают как итоговый вывод, что «в этой связи особую значимость в ходе осуществления прокурорского надзора за исполнением законов при производстве по уголовным делам о хищениях, совершённых в форме мошенничества, приобретают духовно-нравственные качества как самих прокуроров, так и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, опирающихся в своей деятельности на культурно-историческое наследие нашего народа» [2].

Итак, указанной выше статьёй уголовного закона охватывается деяние, определённое как хищение денежных средств или иного имущества при получении пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат, установленных законами и иными нормативными правовыми актами, путём представления заведомо ложных и (или) недостоверных сведений, а равно путём умолчания о фактах, влекущих прекращение указанных выплат.

Согласно разъяснениям, изложенным в п. 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (далее – постановление Пленума), по ст. 159.2 УК РФ квалифицируется такое хищение денежных средств или иного имущества в форме мошенничества, которое связано с незаконным получением социальных выплат, а именно установленных федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления выплат гражданам, нуждающимся в социальной поддержке.

Далее в указанном пункте постановления Пленума отмечено, что для целей ст. 159.2 УК РФ к социальным выплатам, в частности, относятся пособие по безработице, компенсации на питание, на оздоровление, субсидии для приобретения или строительства жилого помещения, на оплату жилого помещения и коммунальных услуг, средства материнского (семейного) капитала, а также предоставление лекарственных средств, технических средств реабилитации (протезов, инвалидных колясок и т. п.), специального транспорта, путевок, продуктов питания.

Ключевые понятия «иные социальные выплаты» и «граждане, нуждающиеся в социальной поддержке» в «военном» законодательстве не используются, что требует уточнения их правового содержания применительно к сфере общественных отношений с участием военнослужащих. Не вдаваясь в подробности, констатируем, что легитимное понятие «социальные выплаты» не встречается ни в трудовом, ни в гражданском, ни в других отраслях законодательства, где ему по умолчанию полагается быть. Сам же термин «социальная выплата» встречается во многих законодательных актах [1].

По верному замечанию В.А. Болдырева, «сами "социальные выплаты" – категория очень широкая и могущая трактоваться неоднозначно. Законодатель дал краткий открытый перечень таковых, чем вряд ли удружил правоприменителю. Напомним, что в числе социальных выплат в уголовном законе прямо названы пособия, компенсации и субсидии» [4].

Таким образом, для правильной квалификации преступного деяния следует согласиться с мнением, что «к предмету данного преступления выплата может быть отнесена, во-первых, когда в нормативном правовом акте прямо указано на её социальный характер и, во-вторых, когда такой характер следует из содержания соответствующей выплаты» [7].

Открытый перечень пособий, компенсаций и субсидий, указанных в ст. 159.2 УК РФ, позволяет предположить, что при квалификации преступлений, предусмотренных указанной статьей уголовного закона, следует учитывать, что, помимо пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат, установленных для всех граждан Российской Федерации, военнослужащие получают социальные выплаты, установленные федеральными законами от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» (далее – Закон о статусе военнослужащих), от 7 ноября 2011 г. № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат», а также значительным числом «специальных» нормативных правовых актов, регулирующих множественные отдельные выплаты военнослужащим с учётом занимаемых воинских должностей, присвоенных воинских званий, общей продолжительности военной службы, выполняемых задач, а также условий и порядка прохождения ими военной службы.

Представляется, что к категории социальных выплат военнослужащим могут быть отнесены: выплаты военнослужащим и членам их семей при переезде на новое место военной службы; единовременные пособия в установленных размерах при увольнении с военной службы; единовременные пособия членам семьи в случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, при исполнении им обязанностей военной службы либо его смерти, наступившей вследствие военной травмы; ежемесячная денежная компенсация каждому члену семьи в случае гибели (смерти) военнослужащего или гражданина, призванного на военные сборы, наступившей при исполнении им обязанностей военной службы, либо смерти, наступившей вследствие военной травмы, а также членам семьи инвалида вследствие военной травмы в случае его смерти (гибели); единовременное пособие военнослужащему при увольнении с военной службы в связи с признанием его не годным к военной службе вследствие военной травмы; ежемесячная денежная компенсация в возмещение вреда, причинённого здоровью, при установлении военнослужащему инвалидности вследствие военной травмы.

Кроме того, военнослужащие имеют право: на получение ежемесячных денежных выплат, установленных ветеранам боевых действий; возмещение расходов на ритуальные услуги; единовременную материальную помощь; компенсацию стоимости проезда к месту проведения отпуска и обратно; денежную компенсацию за наём жилых помещений; получение субсидии для приобретения жилых помещений; на получение различных видов пенсий, в том числе за выслугу лет; денежную компенсацию вместо предоставления дополнительных суток отдыха, а также на получение некоторых иных выплат, которые также носят социальный характер и охватываются диспозицией ст. 159.2 УК РФ.

Практика прокурорского надзора и судебная практика военных судов свидетельствуют о том, что значительная часть возникающих вопросов связана с определением характера отдельных выплат, производимых военнослужащим, и возможности их отнесения к предмету преступления, предусмотренного ст. 159.2 УК РФ. Возникают и некоторые другие вопросы, связанные с квалификацией действий виновных.

Забегая вперед, отметим, что наиболее «популярные» виды мошенничества с денежными выплатами, совершаемые военнослужащими, характерны и для сотрудников органов внутренних дел [3].

 Одним из распространённых видов преступлений, определённых ст. 159.2 УК РФ, является мошенничество, совершаемое военнослужащими при получении компенсации за наём (поднаём) жилого помещения.

Военнослужащие признаются виновными в том, что, будучи обеспеченными Министерством обороны Российской Федерации жилым помещением по месту военной службы, скрывают это обстоятельство от финансовых органов и, в целях хищения денежных средств при получении компенсации за поднаём жилья, подают рапорты о выплате указанной компенсации с приложением договора поднайма квартиры.

Таким образом, на основании представляемых документов указанные военнослужащие незаконно ежемесячно получают компенсацию за поднаём жилья, которой распоряжаются по своему усмотрению. Подобные действия расцениваются как мошенничество при получении выплат.

Аналогично квалифицируются действия военнослужащего, который, получая компенсацию за наём жилого помещения по месту службы, не докладывает командиру воинской части о приобретении им в собственность в этом же населённом пункте жилого помещения, что приводит к незаконному получению им в течение определённого срока денежных средств.

Также нередки случаи, когда военнослужащий представляет командованию фиктивный договор о найме квартиры у кого-то из знакомых граждан, проживая в действительности у своих родственников в том же населённом пункте, где и проходит службу. Соответственно он привлекается к уголовной ответственности на основании ст. 159.2 УК РФ за то, что незаконно получает компенсацию за наём жилого помещения в течение определённого времени.

Другим видом преступлений, квалифицируемых по ст. 159.2 УК РФ, является мошенничество, совершаемое военнослужащими при получении пенсий, хотя они и не перечислены в указанной правовой норме наряду с пособиями, компенсациями, субсидиями как социальные выплаты.

Например, молодые люди, получающие социальные выплаты, не сообщают пенсионному органу о прекращении своего обучения в высшем учебном заведении по очной форме в связи с призывом на военную службу. Другими словами, военнослужащие, проходящие военную службу по призыву, желая получать хоть и небольшие, но регулярные социальные выплаты, своевременно не уведомляют управления Пенсионного фонда Российской Федерации о возникновении обстоятельств, которые влекут прекращение права на получение страховой пенсии по случаю потери кормильца или социальной доплаты к пенсии, предусмотренных соответственно федеральными законами от 28 декабря 2013 г. № 400-ФЗ «О страховых пенсиях» и от 17 июля 1999 г. № 178-ФЗ «О государственной социальной помощи». Хотя органами пенсионного обеспечения при оформлении документов на указанные социальные выплаты заявителю всегда разъясняются основания прекращения их поступления и он под роспись предупреждается об обязанности извещения органа, осуществляющего пенсионное обеспечение, о наступлении обстоятельств, влекущих за собой прекращение данных выплат.

Очевидно, что гражданина, проходящего военную службу по призыву, нельзя считать обучающимся в гражданском образовательном учреждении по очной форме, поскольку он фактически в период прохождения военной службы по призыву и нахождения в это время в академическом отпуске не осваивает образовательную программу и не может этого делать юридически в силу запрета, предусмотренного п. 3 ст. 19 Закона о статусе военнослужащих, поскольку военнослужащий исполняет обязанности военной службы. В период прохождения военной службы по призыву гражданин утрачивает право на получение соответствующей пенсии ввиду приобретения статуса военнослужащего, находящегося на полном государственном обеспечении.

Что касается случаев мошенничеств с пенсиями, совершаемых военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, то их количество в последние годы значительно снизилось и стало единичным.

Во многом это обусловлено чётким и единообразным пониманием ч. 2 ст. 6 Закона Российской Федерации от 12 февраля 1993 г. № 4468-I «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, войсках национальной гвардии Российской Федерации, и их семей», согласно которой пенсионерам из числа лиц, указанных в ст. 1 названного Закона, при поступлении их на военную службу или на службу в органы внутренних дел, в Государственную противопожарную службу или учреждения и органы уголовно-исполнительной системы (в том числе в любых других государствах), войска национальной гвардии Российской Федерации выплата назначенных пенсий на время службы приостанавливается [6].

Не противоречивость указанной правовой нормы Конституции Российской Федерации была подтверждена постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 18 марта 2004 г. № 6-П.

Тем не менее, отдельные военнослужащие пытаются рискнуть своей свободой, совершая противоправные действия. Показательно в этом отношении рассмотренное Томским гарнизонным военным судом уголовное дело в отношении майора запаса Г., проходившего военную службу по контракту в отделе военного комиссариата Томской области.

Как установлено по делу, Г. в течение девяти лет ежемесячно незаконно получал пенсию за выслугу лет в Главном управлении Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации по Кемеровской области (далее – ГУФСИН), причинив материальный ущерб на общую сумму более 1 млн руб.

Указанные преступные действия обоснованно были квалифицированы судом по ч. 4 ст. 159.2 УК РФ как мошенничество в особо крупном размере при получении выплат.

В суде было установлено, что Г. не сообщил в ГУФСИН о поступлении в 2007 г. на военную службу по контракту, что на основании ст. 6 указанного выше Закона являлось основанием для приостановления выплаты ранее назначенной пенсии.

Более того, после увольнения с военной службы в 2010 г. и назначения пенсии от Министерства обороны Российской Федерации осуждённый продолжил получать ранее назначенную пенсию от ГУФСИН.

За мошенничество при получении выплат, совершённое путем умолчания о факте, влекущем прекращение выплаты, Г. с учётом смягчающих обстоятельств, в том числе добровольного возмещения имущественного ущерба, было назначено наказание в виде лишения свободы на срок три года условно с испытательным сроком на два года со штрафом в размере 80 000 руб.

К сожалению, по-прежнему много примеров совершения военнослужащими мошенничества при получении ежемесячной денежной выплаты, полагающейся ветеранам боевых действий, – в основном путём представления в отделения Пенсионного фонда Российской Федерации незаконно полученных и фиктивных удостоверений ветеранов боевых действий.

Типичными являются примеры осуждения на основании ст. 159.2 УК РФ Грозненским и Махачкалинским гарнизонными военными судами за мошенничество при получении выплат военнослужащих К. и С., проходящих военную службу по контракту.

Схема преступлений, как говорят, классическая, не отличающаяся разнообразием: в целях незаконного получения выплат виновными были представлены фиктивные удостоверения «Ветеран боевых действий» в отделение Пенсионного фонда Российской Федерации, на основании которых им были назначены установленные Федеральным законом от 12 января 1995 г. № 5-ФЗ «О ветеранах» выплаты, которыми они распорядились по своему усмотрению.

В обоих судах было установлено, что удостоверение «Ветеран боевых действий» К. и С. не оформлялось и не выдавалось, участия в боевых действиях и контртеррористических операциях они не принимали.

Выплаты, предусмотренные для ветеранов боевых действий, являются социальными (ст. 13 Федерального закона «О ветеранах»), в связи с чем получение таких выплат путём представления заведомо ложных сведений должно квалифицироваться по ст. 159.2 УК РФ.

При этом представление виновными в отделение Пенсионного фонда Российской Федерации незаконно полученных удостоверений ветерана боевых действий, являющихся основанием для получения указанной социальной выплаты, обоснованно квалифицировано судами только по ст. 159.2 УК РФ без совокупности со ст. 327 УК РФ. В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 постановления Пленума, хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путём обмана или злоупотребления доверием, совершённые с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватываются составом мошенничества и не требуют дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ.

Обобщая вышеизложенное, отметим, что усилия военных прокуроров и военных судов по определению характера указанных в ст. 159.2 УК РФ пособий, компенсаций, субсидий и иных социальных выплат и возможности их отнесения к предмету преступления, предусмотренного указанной статьёй уголовного закона, позволяет не только правильно решать вопросы, связанные с квалификацией действий виновных, но и формировать основу для модернизации уголовного и военного законодательства.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

  1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный): в 4 т. Т. 2. Особенная часть. Разделы VII – VIII / отв. ред. В.М. Лебедев. – М.: Юрайт. – 2017.
  2. Агутин А.В., Синцов Г.В. К вопросу о цели прокурорского надзора за исполнением законов при производстве по уголовным делам о хищениях, совершенных в форме мошенничества // World science: problems and innovations: сб. ст. победителей X Междунар. науч.-практ. конф.: в 3 ч. Ч. 3. – Пенза: Издательство «Наука и просвещение» (ИП Гуляев Г.Ю.). – 2017. – С. 83.
  3. Баранчикова М.В. Квалификация мошенничества при получении выплат, совершённого сотрудником ОВД / М.В. Баранчикова // Науч. вестн. Орлов. юрид. ин-та МВД России им. В.В. Лукъянова. – 2017. – № 1 (70). – С. 9 – 11.
  4. Болдырев В. Мошенничество с целью получения социальных выплат: предмет преступления / В. Болдырев // Уголов. право. – 2014. – № 3. – С. 4 – 12.
  5. Савин С.В. Проблемы применения специальных составов мошенничества при квалификации преступных деяний / С.В. Савин, С.Е. Рузин // Вестн. Ом. ун-та. Серия «Право». – 2014. – № 1 (38). – С. 196.
  6. Шикалова О.В. Повторное поступление на военную службу граждан, получающих пенсию за выслугу лет: правовые последствия / О.В. Шикалова // Рос. военно-правовой сб. – 2006. – № 5. – С. 58 – 62.
  7. Яни П.С. Специальные виды мошенничества / П.С. Яни // Законность. – 2015. – № 4. – С. 23 – 28.

Комментарии (0)

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.
Пожалуйста, авторизуйтесь.

Нет комментариев

Обратная связь